Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

cycl-4

холодная зима 1986 года


В Таллинне было минус 28 с ветром, в гостинице олимпийского центра – градусов восемь (хотя и с плюсом), в поезде на Тарту почти тепло – около нуля... Но термометр на здании тартуского вокзала всё-таки сумел удивить: он давал минус 37. И ветер. Автобусы по такому случаю не ходили, и в город, в дом готовых принять меня на денёк в гости Ларисы Ильиничны Вольперт и Павла Семёновича Рейфмана пришлось идти полчаса пешком. Полушубок, ушанка, шарф на лицо, периодическое срывание сосулек с собственных усов... В конце концов я прибыл, забрался на нужный этаж, позвонил... Меня прислонили к финской печке, обложенной тёмно-бордовым изразцом – и тогда я смог, наконец, произнести заготовленную за время недолгого ледового похода эффектную фразу: замёрз, как Мышлаевский под Киевом.

Всё это, как и образовавшийся в тот день сюжет приведённого ниже стихотворения, написанного много позднее, уже в Израиле, я вспомнил сейчас, наткнувшись в домашнем архиве на артефакт, данный здесь в фотографиях.


мороз в Тарту

Случалось помогать прекрасным девам
перемещать их немудрёный скарб
в углы пространства с лучшим обогревом –
и, временно бессильно, словно Гарп,

следить за прохождением планеты
по улочке с тевтонским холодком...
Планеты иногда не так одеты,
закутаны излишне. Вот и дом –

трактир иль замок, монастырь иль крепость,
из века в век недвижностью несом
там своды – как в подвалах... Но – нелепость
об этом помнить. Помнить обо всем.

14.12.2004 (см. https://raf-sh.livejournal.com/146802.html)



Collapse )

This entry was originally posted at https://raf-sh.dreamwidth.org/1410585.html.

cycl-4

***


Философ зажмурил глаза – и мир исчез.
Так лучше решались проблемы выбора:
кого моральнее убить.
В апории о трамвае, думал он,
самое моральное – это зажмуриться и ждать.
Придётся также заткнуть уши,
чтобы не слышать криков собственных детей.

This entry was originally posted at http://raf-sh.dreamwidth.org/1142609.html.

cycl-4

Александр Галич «Ночной разговор в вагоне-ресторане»


Вечер, поезд, огоньки,
Дальняя дорога...
Дай-ка, братец, мне трески
И водочки немного.

Басан, басан, басана,
Басаната, басаната...
Что с вином, что без вина –
Мне на сердце косовато.

Я седой не по годам
И с ногою высохшей,
Ты слыхал про Магадан?
Не слыхал?! Так выслушай.

А случилось дело так:
Как-то ночью странною
Заявился к нам в барак
Кум со всей охраною.

Я подумал, что конец,
Распрощался матерно...
Малосольный огурец
Кум жевал внимательно.

Скажет слово и поест,
Морда вся в апатии.
«Был, – сказал он, – говны, съезд
Славной нашей партии.

Про Китай и про Лаос
Говорились прения,
Но особо встал вопрос
Про Отца и Гения».

Кум докушал огурец
И закончил с мукою:
«Оказался наш Отец
Не отцом, а сукою...»

Полный, братцы, ататуй!
Панихида с танцами!
И приказано статуй
За ночь снять на станции.

Ты представь – метёт метель,
Темень, стужа адская,
А на Нём – одна шинель
Грубая, солдатская.

И стоит Он напролом,
И летит, как конница,
Я сапог Его – кайлом,
А сапог не колется!

Огляделся я вокруг –
Дай-ка, мол, помешкаю!
У статуя губы вдруг
Тронулись усмешкою...

Помню, глуп я был и мал,
Слышал от родителя,
Как родитель мой ломал
Храм Христа-Спасителя.

Басан, басан, басана,
Чёрт гуляет с опером.
Храм – и мне бы – ни хрена.
Опиум как опиум!

А это ж Гений всех времён,
Лучший друг навеки!
Все стоим, ревмя ревём,
И вохровцы, и зэки.

Я кайлом по сапогу
Бью, как неприкаянный,
И внезапно сквозь пургу
Слышу голос каменный:

«Был я Вождь вам и Отец,
Сколько мук намелено!
Что ж ты делаешь, подлец?!
Брось кайло немедленно!»

Но тут шарахнули запал,
Применили санкции –
Я упал, и Он упал,
Завалил полстанции...

Ну, скостили нам срока,
Приписали в органы,
Я живой ещё пока,
Но, как видишь, дёрганный...

Басан, басан, басана,
Басаната, басаната!
Лезут в поле из окна
Бесенята, бесенята...

Отвяжитесь, мертвяки!
К чёрту, ради Бога...
Вечер, поезд, огоньки,
Дальняя дорога...

1966 – 1969

http://www.youtube.com/watch?v=U8w_iIiaENM

This entry was originally posted at http://raf-sh.dreamwidth.org/982398.html.

cycl-3

Метрополитен -- Итальянское Возрождение, 1


Музей Метрополитен, Нью-Йорк.
31 июля 2008 г.

Итальянское Возрождение. Джотто, Мазо ди Банко, Берлингьеро, Карло Кривелли, Франческо Франча, Антонелло ди Мессина, Козимо Тура, Бартоломео Монтанья, Доменико Гирландайо, Паоло Учелло (?), Витторе Карпаччо, Пьеро ди Козимо, Фра Филиппо Липпи.

Metropoliten_Italy-1
Metropoliten_Italy-2

cycl-3

...говорят, что прекрасным Аглаям...


Срочно в номер!

Понадобилось семь месяцев с момента написания хоть кого-нибудь спасти:

...И вот я читаю присланный, неопубликованный еще роман. И поражаюсь силе полубезумства. И кто не полубезумен, если честно. Я уже обрыдал, в разных смыслах:

а) два комфортабельных вагона пригородных поездов на Тель-Авив;
б) два не менее комфортабельных тель-авивских автобуса кооператива "Эгед";
в) одно тель-авивское такси марки Мерседес C220 (этому досталось больше всего -- из-за долгой пробки);
г) две подушки, дома -- и собираюсь еще продолжить.

И все это, прочтя лишь треть.

Я хочу видеть это -- изданным, ибо многие тут -- отдыхают.


И вот:




И книжка - Аглая Дюрсо "Секс по SMS":



Должна быть на Московской книжной ярмарке.

Не обманитесь обложкой, названием там... не всякого уважающего себя читателя эти название и обложка привлекут. Но так вышло. И внутри - совсем другое. Просто - прочтите:

"...нам приходится молчать. Как бы это ни было мучительно.
Потому что нам есть, что сказать. И, слава богу, есть кому. Потому что мы земную жизнь прошли до середины и накопили несколько дорогих сердцу абонентов."



Камни потом бросать сюда, сколько угодно. За книжный базар я отвечу.

cycl-3

Похороны Владимира Ланцберга


Сегодня похороны Владимира Ланцберга, в баварском городе Фюрт, в 13:00.


Мы не поверим, что умрем!
Да и умрем ли? Быть не может!
Когда нас этот мир изгложет -
в другой калитку отопрем.

И нас не хватится никто -
все будут знать, что так и надо.
Лишь вспыхнет пламень листопада,
испепелит следы... Зато

средь тишины крестов и плит
не будут жадные вороны
глазеть на наши похороны,
зато по нас не заболит

ничья тоскующая грудь...
И не травой позарастаем:
тесней сплетемся - и растаем...
Когда-нибудь... Когда-нибудь...

22 октября 1977 г.

Владимир Ланцберг (1948 - 2005)


Помню особенное ощущение, коснувшееся меня в тот зябкий день, когда мы шли (кажется, по проспекту Строителей), слегка и ненадолго оторвавшись вдвоем от других спутников.

Мы в целом не были особенно близки и откровенны между собой, но Ланцберг вдруг прочел это -- совершенно новое -- стихотворение, и поинтересовался моим впечатлением. Я произнес что-то вроде "у тебя вычищается стиль". Мне и вправду показалось, что оно написано в классической, "прямой" традиции, слегка необычной для его тогдашнего творчества, требовавшего от слушателей определенного эстетического и интеллектуального усилия для разгадки неких образных загадок, насыщенного метафорами, дающего простор для толкований и размышлений...

А здесь -- и без музыки, и все просто, как веник, и можно переходить к инвентаризации. И -- эта тема, которой не рекомендуется касаться всуе. И эта калитка.

И было ясно, что главное во всем этом -- та худенькая большеглазая женщина, идущая в нескольких метрах сзади, среди других, оживленно беседуя.

Чуть позже стихотворение оказалось песней (кто бы сомневался).


И вот мы теперь где, Ира...


Collapse )