?

Log in

No account? Create an account
raf_sh
raf_sh
.... ........ ................

Links

December 2020
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31

raf_sh [userpic]
цитата из Белинкова


Ответ на вопрос в http://raf-sh.livejournal.com/502705.html :

"В связи со всем этим необходимо отметить, что по необъяснимым причинам от внимания исследователей ускользают социологическая и психологическая особенности мышления тиранов: их глубочайшее уважение друг к другу и развитое до крайности чувство родства. Вероятнее всего, оба эти обстоятельства связаны с болью за то, что опыт тирана-предшественника может пропасть даром, а также обостренной чувствительностью и легкой ранимостью тирана-последователя при неделикатном упоминании о некоторых недостатках тирана-предшественника."

Автор: А. В. Белинков (1921—1970)
Из статьи "Ю.Н. Тынянов", История русской советской литературы в 4 тт., т. 2. М. "Наука" 1967 г.

Ответил old_greeb.

Comments

Ты дал мне много подсказок, которых у других, очевидно, не было.

Других почти и не было :)
А то бы я и подсказку обубликовал.
Обнаружил статью в своем архиве, в виде вырывки из 2-ого тома.

Бедный советский Герцен.

Да, советские Катковы бывали побогаче. Не говоря уж о советских Победоносцевых. :)

Вы знаете, конечно, его судьбу. Персонаж Достоевского. Я - второе и, видимо, последнее поколение его читателей. Если о нем не напишут, он уйдет вместе с нами. А кто бы мог о нем написать (кроме неизбежного Быкова, сейчас увлеченного то Леоновым, то Панферовым)? Нет, он не быковский герой. А чей?

Судьбу, конечно, знаю. Еще в 70-х был поражен недосмотром присматривающих, позволившим мне купить у букинистов этот том.
Он не совсем персонаж Достоевского, по-моему. Скорее Трифонова или Давыдова.

И не приведи, если этот тип возьмется за Белинкова. Чем такая слава...

Рассказы о нем полны слухов, таких ("В это время Белинков написал роман «Черновик чувств», который читал в кругу знакомых. На него донесли, в январе 1944 года он был арестован, после 22-месячного следствия приговорён к смертной казни, заменённой благодаря ходатайству А. Толстого и Шкловского восемью годами лагеря...") и таких ("Аркадий не был приговорен к расстрелу, от которого его якобы спасли Алексей Толстой и Виктор Шкловский (невозможно даже представить, чтобы Шкловский не побоялся за кого-то хлопотать). Аркадий никогда не был на фронте, не имел ни наград, ни контузий. Его на следствии никогда не пытали, не били и не ломали ему позвоночник. Не был он на Колыме. В лагерях он не был ни землекопом, ни лесорубом, он не был там на общих работах и никогда не превращался в доходягу…"). Распутывать это трудно и неприятно, отсюда моя апелляция к Достоевскому. Хочется пожелать будущему биографу писать биографию текстов. Но это всегда менее интересно читателю, и даже Гандельсман видит будущее литературоведения в рассказе о личности художника прежде всего. Никогда не соглашусь.

Переврала Гандельсмана

На самом деле, он вот что сказал (в Разговоре на "Свободе" о письмах Беккета, которых у нас вышел первый том): "Вы знаете, Василий Розанов говорил, что со временем литературная критика вся сведется к разгадке личности автора и авторов. И вот тогда письма авторов, посмертно собранные и напечатанные, приобретут необыкновенный интерес, значительность и привлекательность".

Re: Переврала Гандельсмана

"Вся - к разгадке личности" слышится забавно. Даже если перевести это из области предсказаний в область целеполагания, то и тогда разгадчикам придется оказаться погромаднее стОящих разгадки авторов. Что-то давно не видно таких громадин среди разгадчиков. А иначе - профанация, и напрашивается "вот вам, товарищи, мое стило - и можете писать сами".

Re: Переврала Гандельсмана

Заходя с другой стороны, о чем интересней писать Розанову, о текстах писателя N или о скрытых импульсах писателя N? Риторический вопрос. Читателю в среднем тоже интересней читать о скрытых импульсах, чем о седьмом небе метафоры. Из этого взаимного извращенного интереса рождается большой окололитературный рынок, несущий нам, в лучшем случае, Жолковского, который ничего о поэте не говорит. И не нужно: ни ему, ни нам. Нелюбимый Вами Быков, кстати, говорит, и говорит достойно, если и субъективно. Не касаясь других его творений (недавняя статья в "Профиле" как образец лагерной философии - "умри ты сегодня, а я - завтра"), я тем не менее признаю его лучшим общедоступным "литературным" писателем. "Какое время на дворе - таков мессия". (Что по отношению к источнику образа (мессии) глубоко неверно. Но это ведь Вознесенский сказал - какой с него спрос.)

Re: Переврала Гандельсмана

О скрытых импульсах, Розанову, конечно, писать интереснее. Читателю, может быть, тоже - но уже далеко не всякому. Кому-то Розанов интереснее Достоевского, а кому-то как раз наоборот.

И, кажется, этот жанр уже удаляется от критики как таковой, материалом становится не продукт писателя, а нечто, созданное по поводу этого продукта для творческих потребностей автора "критики". Такой подход вполне возможен, мало ли что растет и из какого сора - но по отношению к реальному автору зачастую просто нечестен. Не уверен, что Сократ Платона - это настоящий Сократ. Возможно, настоящий бы на Платона серьезно рассердился, но он бесконечно мертв - а жив как раз виртуальный. Что жаль, ибо вместо двух изрядных философов мы имеем только одного. :)

Re: Переврала Гандельсмана

Сократ Платона - неточный пример, потому что Платон (если я правильно помню) ведь просто воспроизводит диа/моно/логи Сократа: это не критика как таковая. Продукт писателя гораздо менее интересен большинству, чем постельные принадлежности упомянутого писателя с оставленными на них следами. За отсутствием простыней в дело идут тексты, по которым выстраиваются постельные же истории (Марченко в книге об Ахматовой тут вырвалась вперед). Любопытно, что та же Марченко когда-то написала вполне пристойную книгу о Есенине (мой отец писал о "Персидских мотивах", поэтому я ее и читала). Спрос рождает предложение.

Re: Переврала Гандельсмана

Насколько точно П. воспроизводит С., известно только от П. :)
Насчет массового спросы - конечно, но не все обязаны пользоваться этими продуктами.

Re: Переврала Гандельсмана

Ну, в случае П. и С. - простим ему, пусть неточно. Нам хватило. Насчет массового спроса - он потому и существует, что других предложений нет. Помните, как массово читали Аверинцева? Да в 70-х он гремел. А кто у нас сейчас интеллектуальный лидер? Стыдно сказать. Вот то-то.

Re: Переврала Гандельсмана

О массовом Аверинцеве не помню, да и где было найти им написанное. Вот Юлиан Семенов был массовым, это да. Но и его раздобыть было трудно.
А кто интеллектуальный лидер сейчас?

Re: Переврала Гандельсмана

(Из какого-то фильма Данелии?):
- Хочешь конфетку?
- Да.
- Нету...

Так и с интеллектуальным лидером.

Что до Аверинцева - Плутарх прошел еще незамеченным, но за "Поэтикой ранневизантийской литературы" гонялись, и я ее студенткой читала, как проклятая (трудно было).

Re: Переврала Гандельсмана

Но это же очень узкий круг читателей, в любом случае. Сейчас, думаю, не уже.

Re: Переврала Гандельсмана

Интеллигенция Аверинцева знала, и он обладал не меньшим статусом, чем Лихачев. Круг известности таких людей определяется статусом интеллекта в обществе. Поэтому сейчас упомянутый лидер, в моей версии, невозможен.

Re: Переврала Гандельсмана

Тогда я был "внутри", а сейчас снаружи. Не возьмусь судить.
Кстати, и тогда лидеры были разные, просто их по количеству была много меньше допущенных до хоть какой-то известности. Для одних лидером был Лотман, для других Лихачев, для третьих Лосев, для четвертых Кожинов.