August 6th, 2016

cycl-3

*не могу молчать, хотя надо бы* Гаятри Спивак


В сетях всплыло исключительно интересное интервью на сайте LARB с Gayatri Chakravorty Spivak (Гаятри Чакраворти Спивак), "американский философ индийского происхождения, теоретик литературы, инициатор постколониальных исследований культуры и общества."

(https://lareviewofbooks.org/article/critical-intimacy-interview-gayatri-chakravorty-spivak/)

Впервые прославилась когда-то, ещё юной, переводом на английский "О грамматологии" Деррида (1976). Человек с интересным и сложным жизненным опытом (одна постколониальная Индия чего стоит), впрочем, приведшим её ко вполне предсказуемым научным занятиям: "She became a pioneering feminist Marxist scholar and then helped launch postcolonial studies with her seminal essay “Can the Subaltern Speak.”"

Пожелаем учёному дальнейших творческих успехов на избранных нивах. А также чтобы свободномыслящему интеллектуалу пореже приходилось жалко оправдываться перед соответствующим репрезентативным сообществом за недостаточную активность в борьбе с израильской агрессией, оккупацией и проч. (забавно, что нижеследующее было помещено в прошлом году на сайте TIDAL, гиперактивном в движении, известном как раз под самоназванием "Оккупируй!"):

"...I could go on but will simply say that I myself mention the ethico-political enormity of the Israel-Palestine situation on every public occasion. On many occasions I joined my voice with Edward Said in public. l joined Omar Barghouti when he started BDS and have continued to observe the boycott although boycott or endorsement politics is not my chosen path. " - etc., etc.

(...Я могу продолжать, но лишь просто отмечу, что я сама упоминаю чудовищность израильско-палестинской ситуации при любой публичной возможности. Во многих случаях я публично присоединила мой голос к Эдварду Саиду [см. био этого деятеля - Р.Ш.]. Я присоединилась к Омару Баргути [тоже см. био - Р.Ш.], когда он основал BDS, и соблюдала бойкот, хотя бойкот и политическое группирование не являются выбранной мной дорогой...)

Интеллектуалы всех стран, объединяйтесь...

This entry was originally posted at http://raf-sh.dreamwidth.org/1280015.html.

cycl-4

О. и Н. Мандельштам в Крыму у Нины Николаевны Грин


"3 или 4 апреля 1933 года — почти сразу же после вечера в Клубе художников — арестовали Кузина. И в тот же день Мандельштам пишет письмо Мариэтте Шагинян с просьбой помочь: «Личностью его пропитана и моя новенькая проза, и весь последний период моей работы. Ему, и только ему, я обязан тем, что внес в литературу период т. н. „зрелого Мандельштама”. // <…> У меня отняли моего собеседника, мое второе „я”, человека, которого я мог и имел время убеждать, что в революции есть и „энтелехия”, и виталистическое буйство, и роскошь живой природы. // Я переставил шахматы с литературного поля на биологическое, чтобы игра шла честнее. Он меня по-настоящему будоражил, революциониировал, я с ним учился понимать, какую уйму живой природы, воскресшей материи поглотили все великие воинствующие системы науки, поэзии, музыки. Мы раздирали идеалистические системы на тончайшие материальные волоконца и вместе смеялись над наивными, грубо-идеалистическими пузырями вульгарного материализма. <…> // Мариэтта Сергеевна! Я хочу, чтобы вы верили, что я не враждебен рукам, которые держат Бориса Сергеевича, потому что эти руки делают и жестокое и живое дело. // Но Борис Сергеевич не спец и потому-то сама внешняя свобода, если наша власть сочтет возможным ему ее вернуть — окажется лишь крошечным придатком к той огромной внутренней свободе, которую уже дали ему наша эпоха и наша страна...» (4, 150 — 151).

Непонятно, какие у Шагинян могли быть для этого приводные ремни и благодаря ли ей, но Кузина очень скоро, уже через неделю, выпускают.

Почти сразу же после этого Осип Эмильевич и Надежда Яковлевна, захватив Кузина, отправляются в свое последнее добровольное путешествие (если не считать поездок в Ленинград) — в Старый Крым, к вдове Александра Грина, а затем — спонтанно — в Коктебель, где жила вдова Макса Волошина. Нина Николаевна Грин, накануне гостившая у них в Москве, вернулась домой 12 апреля: вместе с ней приехали и Мандельштамы с Кузиным[11]."


Павел Нерлер
"В Москве (Ноябрь 1930 — май 1934)"

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2016/3/v-moskve-noyabr-1930-maj-1934.html

This entry was originally posted at http://raf-sh.dreamwidth.org/1280431.html.