August 18th, 2013

cycl-3

de profundis


...
Все мемуары субъективны, сказать о том, что они субъективны, это то же самое, что сказать, что это мемуары.
...
Просто ученые кривятся надменно и испуганно и хватаются за свое спасение — за акрибию. Если не искать у Фрейденберг неверных ссылок или где оксютонон поставлен вместо периспоменона, если мерить одаренностью и масштабом, то удастся ли причислять себя к элите? К соли земли? Лучше замолчать, вычеркнуть, а еще — взять, что можно, и объявить своим.

И еще ей нельзя простить того, что она была смелой и доброй. Что она заступалась за Зайцева, когда его арестовали, писала письма в его защиту, когда этого не делали ради своих родных, давала деньги его семье. Что, когда Лурье затравили историки, она обращалась к начальству с просьбой оставить его в ЛГУ на кафедре классической филологии, потому что у него есть соответствующая степень, а как филолог он, дескать, «не совершал ошибок». Она принимала на кафедру на работу ссыльного Егунова, который ездил на работу из Новгорода. Когда об этом поступке пишут биографы Егунова, они говорят «тогдашний зав. кафедрой», избегая назвать ее имя. И Доватуру она тоже помогала. И нищим своим коллегам она, бездетный профессор, совала денег и не ждала возвращения.
...
(Н.В. Брагинская)

http://gefter.ru/archive/9736

Спасибо ng68 и walentina.

This entry was originally posted at http://raf-sh.dreamwidth.org/1045095.html.