February 23rd, 2010

cycl-3

accounting


Пьеро делла Франческа,
совсем ослепший в старости, давал
уроки геометрии Луке
(о чем не сообщил Геннадий Алексеев,
а лишь об ангелах и шуме их одежд)
Пачоли. Позже — названный Лука,
прилежный ученик и компилятор,
нам описал венецианский метод
ведения коммерческих расчетов,
складского дела, и т.д., завет
оставив: честный счетовод не может
сомкнуть глаза, пока в амбарной книге
до мелкой лепты не сведен баланс —
и так возник бухгалтерский учёт.

Я думаю, в фанерном чемодане
из Невеля в холодный Арзамас
(где в 41-ом, в декабре, умрет
пейсатый дед мой, Залман) он приехал —
затрепанный бухгалтерский учебник,
и дальше, дальше — в нижневолжский город,
куда стремился беженцев поток.

На этажерке в нашей комнатушке,
где жили двое малых, трое взрослых,
обосновался этот пухлый том.

Я, грамоте узнав, его читал —
но, пятилетний, ничего не понял:
колонки, дебит-кредит, сальдо-бульдо —
всё путалось. Ах, то ли дело Гоголь
иль Пушкин, или, скажем, "Нил Кручинин",
который будет пострашнее "Вия",
когда дойдет до козней тёмных сил.

Кручинина я утащил к себе,
под старый клавикорд, сестре служивший
к занятью музыкой. Там, в "нижнем этаже",
мой кабинет, и ДОТ, и мастерская,
и там хранились все головоломки —
решённые и ждущие решенья.

Теперь я знаю: за плечом Пачоли
стояли Леонардо, Гвидобальдо,
и даже сам отшельник из Ассизи,
видать, его с небес благословил
на тяжкий труд. И преуспел Лука.

Недавно я на жанровую сцену
набрел в пинакотеке Сансеполькро:
почти слепой, Пьеро делла Франческа
все тайны геометрии диктует
Луке Пачоли и еще кому-то
из молодых (по кисти — не шедевр).

О, этот миг, когда слепой художник...

О, этот миг, когда бухгалтер сводит
двойную бухгалтерию свою.


23.02.2010