January 16th, 2010

cycl-4

Адылсу


Избранное, лучшие годы. Лежишь на полянке
папоротниковой, ежевичной. Гора Бжедух
нависает слоновым хоботом. Без огранки
этот камень. Для одного, для двух
знатоков случайностей, переплетений,
не представляется странным: в один из дней
отдаленного будущего — местный какой-то гений
отправляется в обиталище тонких теней.

Нежные девы иняза, рабыни фольклора,
одалиски подтекста, фурии гневных гитар,
вы, измученные восхождением, вернетесь не скоро,
не на пожар.

Шелковая мимолетная блузка,
пуговички, расстегивайтесь поскорей.
Поскреби итальянца — найдешь этруска,
потряси иберийца — а там еврей
или кореец. Калмычка любезная, слушай:
злыми растениями с той стороны —
черным инжиром, кизилом, горной грушей —
отравляются тайные наши сны.

Те, кто вас ждали, ожидают и ныне,
только они юнее, куда — юней,
предприятие Одиссея, Орфея, Энея
затевающие в один из дней.


16.11.2009