October 30th, 2007

cycl-3

walsers


год на год наверху похож
снег уходит приходит снег
снова молотят овес и рожь
у ледяных истоков рек

хлеб приходит уходит хлеб
время в дорогу искать невест
каждый обычай слегка нелеп
неотделимый от этих мест

сгрудились к сердцу дома впритык
что ни дом то в полено клин
взятый в горы забыт язык
обитателями долин

для суеты не найти причин
жил ты кротом и уйдешь кротом
то ли зря принесло с равнин
то ли отложится на потом

ветка малины во сне дрожит
зверю тоже нужен ночлег
жизнь приходит уходит жизнь
снег уходит приходит снег


12.09.2007

cycl-3

заблудившийся Риголетто


Бронзовый шут забрел в этот садик благодаря имперской цензуре. Ему бы в Париже стоять, где-нибудь при Лувре - там, где сей Трибуле, по мнению господина Юго, попал под фигуральные копыта восемнадцати тысяч дворовых лошадей короля-кочевника Франциска I (он же покровитель Леонардо и заказчик Челлини, он же даритель родовой шпаги графов де Ла Фер, он же испанский пленник Карла V Габсбурга при итальянской Павии, год 1525).

В общем, женолюбивый король Франциск забавлялся, писатель Юго через три века описывал, а композитор Верди сочинял музыку на ту же тему. Заказ на оперу Верди пришел в 1850-м от трижды погорелого венецианского театра "Феникс" (третий пожар, правда, состоялся намного позднее). И когда опера была почти готова, в дело снова вмешались Габсбурги - точнее, имперская цензура их австрийской ветви. Гарибальди, Мадзини, Кавур и король-савояр Виктор Эммануил II сюда не добрались, Венеция стонала под властью венских варваров, которые не желали, с одной стороны, никакой рекламы своему старому врагу (по освобождении немедленно дезавуировавшему подписанные в мадридском плену уступки), а с другой стороны - не могли допустить, чтобы была задета честь хоть какого, но королевского дома. Впрочем, к тому моменту французская цензура держала пьесу г. Юго в отказе уже 20 лет.

Верди пришлось немного уступить. И он переложил ответственность за ужасные последствия жестоких элитных забав с французских королевских плеч на итальянские герцогские (надо понимать, Гонзага). Так Трибуле стал Риголетто, а Франция - Мантуей. Горб шута и мешок для Джильды композитор мужественно отстоял - всему есть границы, даже австрийской цензуре.

Премьера переименованной оперы состоялась в "Фениксе" 11 марта 1851 г., а на следующее утро над каналами города то там, то здесь уже слышалось народное "Сердце красавиц склонно к измене..."

Мантуя же цинично использовала разногласия великих и самоотверженность цензора Де-Горковского - и в конце концов поставила у себя памятник бедному заблудившемуся шуту на краю древней площади, перед самым герцогским дворцом. Видимо, в компенсацию за потерянный когда-то далекий маркизат Иль Монферрато.

Риголетто, 3/4.

20070921_2244-1


Collapse )