January 7th, 2005

cycl-3

пустынь орехового источника

 

Фонте Авеллана, Марке

 

 

что ж остается переписывать книги

 

вначале будет свет

он вольется сюда сквозь густые чащи окрестных склонов

проникнет через алебастровые окна вместе с дыханием холодного утра

заставляя поеживаться даже статую св. пьетро дамиани из равенны

сей кованный букет ар нуво подвешенный на наружной стене со стороны монте катриа

в напоминание о безбрачии нестяжательстве самобичевании

о неустанных кузнецах на ярмарке веруккио

о дельта-ангелах кастеллуччо налаживающих разноцветные крылья

над тронутой утренним туманом великой чечевичной равниной

о шипах палестинской крушины

о решетках недостижимо далекого купеческого сада сдерживающих безумие июльских лип

 

а там внутри за стеной над каштаново-ореховым столом

парит прозрачный бутон взаимно вписанных правильных многогранников

недавний рудимент то ли конференции по проблемам воспитания беспечных сердец

то ли симпозиума по архитектонике этого мира

 

а далее девять беломраморных секций гофрированного свода

что сходятся воронкой к смущенной тени праведного дамиани

тающей в огненном муранском стекле за алтарем розоватого ракушечника из сассоферрато

инкунабулы пятнадцатого века

священное писание в трех томах ин-фолио

стопка прошлогодних выпусков журнала гурманов

своды арок перенесенные из золотого града околдованного магометанскими вокализами

посеребреные мумии давешних обитателей здешний климат располагает к нетлению

застекленный патио где дремлет колодец увенчанный крылатым чугунным блоком

 

но главное все же скрипториум обиталище божественной пропорции

где рассеяному освещению наказано не оставлять теней

где переписываются книги заполняются хронографы углубляются размышления

изгнанный алигьери по дороге в равенну разыскивает здесь следы своего рая

находит

юный убальдо ищет утешения от пожара испепелившего родной губбио

этот не принят отчитан отослан обратно

лечить души погорельцев

умягчать прения добрых соседей гвельфов с добрыми соседями гибеллинами

утишать пыл рыжебородого императора навыкшего равнять непослушные города с землей

(лишь так можно втиснуть великое в бутон времени отведенный отдельной судьбе)

 

скорпион таившийся за групповым фото кроткого понтифика

отметившего здесь миллионную милю своих скитаний

бессильно вздымает ядовитый хлыст

это в последний раз ему не выжить среди коллекции окаменелостей

 

 

концентрация неотложных вопросов накопившихся за протекший период

ощутимо падает лишь снаружи ближе к скамейкам кленовой аллеи

 

судя по бальзамам и пилюлям на полках аптеки

когда-то здесь была могущественная школа медицины

ученый монах отрицает

он доктор богословия библиотека закрывается надо торопиться к молитве

видимо вылечить уже не удастся никого

 

 

19.10.2003 – 09.10.2004

 

(c) raf_sh

 

41,17 КБ