raf_sh (raf_sh) wrote,
raf_sh
raf_sh

сюжетец


Первая треть XIX века. Юный студент-филолог Л., отдаленный потомок шотландца – поручика польской службы, перешедшего в службу русскую к исходу Смуты – воспитанный властной бабушкой в стороне от беспутств отца, одарен литературными талантами и желает для себя участи высшей, нежели байроновская, вероятно – бонапартовской. Отвлеченный страстями внутренней жизни, он не в достатке уделяет внимание университетским занятиям, оставляет курс к вящему облегчению академического начальства – и переходит в военную карьеру, одновременно продвигаясь в словесности и оттачивая на досуге свое незаурядное перо. Так проходит несколько лет, за это время в нем одновременно развиваются тяга к некоему высокому поприщу и тяжелая ненависть к заполнившей все уголки и поры привершинных этажей российской пирамиды благородной человеческой массе.

Безвременная гибель на дуэли старшего ему литератора П., предмета восхищения и зависти нашего героя, побуждает молодого человека к написанию рифмованной инвективы на погубительный "свет", т.е. высшее общество, почему-то отождествляемое им с "чернью". Несколько чрезмерно смелых выражений в мгновенно разлетевшейся по салонам той же "черни" поэмке оказываются, по мнению властей предержащих, несовместимыми с основаниями государственного порядка. Героя подвергают аресту. И теперь о нем печется жандармский полковник Ж. (ну, как без жандармского полковника... хоть не генерал, да и родство у Л. древнее и со связями, тут поручиком не обойдешься), обративший свой взгляд на немалые литературные способности и пылкое честолюбие подопечного. В голове полковника теперь разворачиваются замыслы, для которых он доселе не находил пригодного исполнителя. Ж., весьма обеспокоенный вольными настроениями офицеров действующей в приграничной горной губернии К. армии и опасающийся повторения подавленного не столь давно офицерского мятежа, ищет человека, способного проникнуть в круг молодых – и не только молодых – боевых петушков, а при удаче и возглавить его. Дальнейшее может сулить Ж. перспективы необъятные, откуда ни глянь и как ни поверни. По совести, он даже не позволяет себе рассуждать об этом до времени. Будет день – будет пища. "Я подумаю об этом завтра", – повторяет он про себя фразу из нашумевших мемуаров славного итальянского интригана.

Ж., сам одаренный разнообразными талантами и едкой гордыней, пусть смирённой дисциплинированным умом (Судейкин?), умеет раскрыть для Л. собственные его, Л., затаенные стремления и помыслы, поместить перед ним некое воображаемое зеркало, в котором Л. наконец-то научается видеть истинного, в натуральную (и немалую) величину – себя. Или своего двойника – пока еще двойника – человека, знающего, как самому выстроить свою личность и судьбу.

Теперь Л. постигает (задним уже числом) истинный, высокий смысл уже миновавшего многолетнего приключения с госпожой С., которую он вначале горько и безнадежно любил – потом был уличен ею в беспомощности, высмеян, отвергнут, унижен... Затем, через пять лет, явился он уже в образе лейб-офицера, блестящего гусара, горячего и умелого... Легко завоевал ее, затем стал пренебрегать, выставлять в роли, не подобающей светской даме, в свою очередь прилюдно подверг ее насмешкам (о, наслаждение!), заставил над ней смеяться и остальных... В общем, был полностью и с походом отомщен. ... Итак, он обучился повелевать другими – не с помощью армий и флотилий, чиновников, придворных, верноподданных, наивных и преданных простолюдинов – а только силой духа и ума, хладнокровием – и, главное, независимостью от чьего-либо дружеского, родственного или любовного тепла. Спасибо, С.! Спасибо твоей провидческой насмешке над мешковатым, нерешительным, но вспыльчивым подростком!..

Вот тут и прервать сюжетец – враз, по-борхесовски, донельзя раздражив дисциплинированных романистов-трудоголиков, сметливых наращивать доходное мясо и на менее развесистые каркасы. Оставить излишне проницательного г-на М., невольника чести, общественной и родственной, с его дымящимся пистолетом, отогнать будущих народолюбивых bravi с коротко обрезанными ломиками, столкнуть в Лету молчаливого сфинкса – г-на Б., знающего всё и обо всех неизвестно из каких источников...

08.11.2011

This entry was originally posted at https://raf-sh.dreamwidth.org/1397418.html.

Tags: ad-libbing
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments